Актуальные материалы

Наши друзья / Анонсы

Подписка на новости Партнерства

Пожилые люди в современной России

Согласно классификационной модели ООН, государство считается «старым», если доля лиц старше 65 лет превышает 7%. В нашей стране уже в 1996 году доля людей, перешагнувших этот возрастной рубеж, составляла 12,2%, что лишь немного ниже показателей западных стран. Сегодня разница в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами в России самая существенная среди стран, публикующих статистику смертности.

Увеличение численности пожилых людей и ранний выход на пенсию способствовали тому, что старость стала восприниматься как социальная проблема. О том, что проблемы адаптации пожилых людей носят именно социальный характер, а не обусловлены исключительно возрастными особенностями, свидетельствует сравнение характера социальных проблем пенсионеров и бывших военнослужащих – среди последних наибольший социальный дискомфорт испытывают уволенные в 30-40-летнем возрасте, при этом комплекс повседневных проблем во многом тем трудностям, с которыми сталкиваются пожилые.

Механизмы конструирования образов старости в современном обществе обусловлены утилитаристскими подходами к телесности с упором на визуальные характеристики, трудовой этикой с доминированием ценностей материального порядка, в рамках которой наиболее успешными считаются индивидуалистически ориентированные стратегии поведения, и, как следствие, утратой в социальных процессах моральной составляющей.

В подобной системе ценностей самоопределение на основе визуальных характеристик создаёт кризисную ситуацию, когда пожилые люди вынуждены лишь «пассивно иллюстрировать приписываемые им черты». Возникает образ «исчерпанного человека, не могущего стать другим», все способности и достижения которого непременно дополняются общей оценочной характеристикой «бесперспективность». Старики воспринимаются как угасающие, а не меняющие образ жизни. В результате старость представляется «мумифицированной» прежде всего в социальном смысле, вытесняется на периферию общественной жизни, широкое распространение находят эйджеистские практики. Особенно часто негативные геронтологические стереотипы влияют на отношение руководителей к пожилым подчинённым. Последние воспринимаются как упрямые, консервативные работники, неспособные воспринимать чужую позицию. Здесь возраст становится орудием угнетения. Внушаемая обществом «ущербность» пожилого человека нередко становится непреодолимым препятствием в его самореализации. Не случайны попытки «бегства» от старости с помощью маскировки её визуальных последствий (косметика, пластическая хирургия).

Негативные стереотипы о социально бессильных группах могут приводить к их стигматизации, вытеснению в маргинальные области социальной жизни. Результатом стигматизации обычно становится полное или частичное отторжение индивида от широкого общества, приводящее к феномену социальной смерти. Если наложенная стигма принимается самим индивидом, то она может стать фактором самореализующегося пророчества. Этому способствует эффект Пигмалиона – пророчества, сделанные авторитетом либо разделяемые большинством, имеют свойство сбываться, так как изначально гипотетические обстоятельства воспринимаются всеми как реальные, становясь реальными по своим последствиям. Стереотип самого себя в старости особенно опасен, так как в этот период требуется активное приспособление к постоянно меняющемуся себе, причём изменения связаны с уменьшением возможностей, что создаёт стрессовые ситуации, которые, в свою очередь, считаются одними из ключевых факторов ускоренного патологического старения. При активной же адаптации к старческим условиям существования процессы ресоциализации и включённости в общественную жизнь могут даже усилиться, поскольку психологическое самочувствие пожилых людей во многом зависит от отношения к будущему.

В лучшем случае замечаются лишь экономические проблемы старости, в то время как комплекс проблем самоидентичности, организации досуга, межпоколенческих взаимоотношений остаётся вне сферы внимания как общества, так и государства. Парадокс сегодняшнего стереотипа пожилого человека заключается в том, что его считают достаточно старым, чтобы прекратить активную трудовую и социальную деятельность, но в то же время достаточно молодым, чтобы все свои проблемы решать самостоятельно, без помощи общества. Возможно, здесь следует говорить о своего рода третичной, ущербной, «мумифицирующей» социализации, когда большая часть знаний и навыков человека воспринимается обществом как бесполезная. Имеет место инструментализация старости, когда ценятся не внутренние свойства этого периода жизни, а то, что с его помощью можно приобрести – статус, связи, наследство.

Следует отметить и оборотную сторону стереотипов, ответную реакцию на практики исключения из общественной жизни - старческую преступность, нередко обусловленную не столько экономическими мотивами, сколько осознанием собственной ненужности, чувством угрозы и неуверенности в стремительно меняющемся мире, попыткой обратить на себя внимание, что проявляется, как правило, не в насильственных актах, а в антиобщественном поведении, росте суицидального поведения в этой возрастной группе, протестном голосовании на выборах и т.д.

Подготовку к выходу на пенсию следует считать таким же необходимым элементом социализации в старости, как и выбор профессии в юности. Чем более высокое положение человек занимал в предпенсионной жизни, тем труднее ему смириться с утратой прежнего социального престижа. С другой стороны, чем выше самооценка выбора профессии и удовлетворённости профессиональной деятельностью, тем выше самооценка пенсионной жизни.

Одной из наиболее сложных сегодня представляется проблема одиночества и неприспособленности к новым условиям жизни в позднем возрасте. В развитых странах для решения этих проблем создаются обширные социальные службы, но их эффективность не всегда достаточна. Как показывает практика, существующая система домов престарелых едва ли может считаться достаточно эффективной не только в нашей стране, но и за рубежом. По свидетельству И. Кемпера, персонал этих заведений воспринимает их как инертных, робких людей, потерявших интерес ко всему. Едва ли можно признать удовлетворительным и психологический климат подобных заведений – например, во Франции 8% здоровых стариков умирает в первую неделю поступления в дома престарелых, 29% в первый месяц, 45% в первые полгода. Не меньшие проблемы характерны и для аналогичных отечественных организаций – исследования С.Г. Марковкиной одного из таких заведений показали, что лишь 17% пожилых, находящихся здесь, не имеют жалоб, для 54% характерна умеренная степень нервно-психического напряжения, а 29% пребывают по сути в стрессовом состоянии.

Такого рода проблемы могут быть решены с помощью самоорганизации в клубы по интересам. Одним из примеров может служить клуб пенсионеров «Старая Москва», состоящий из нескольких десятков малоимущих и одиноких пенсионеров, объединившихся с целью провождения активного досуга, посещения выставок, музеев, театров, кино; с этой организацией охотно сотрудничают многие московские театры, Российская Академия художеств, другие творческие объединения. В клубе созданы условия для максимального включения в общественную деятельность каждого его члена.

Несмотря на то, что сегодня в России один из самых низких порогов окончания трудовой жизни (60 лет для мужчин, 55 для женщин), в нашей стране статус пенсионера и в советское время, и в современной России был и остаётся низким и зависимым. На селе после Великой Отечественной войны пенсионного обеспечения не существовало, лишь позже были установлены пенсии на уровне не более 10% от минимальной зарплаты. Нынешнее положение пожилых людей особенно плачевно – при явно недостаточной помощи государства и ситуации социальной нестабильности пожилым людям всё сложнее эффективно решать свои проблемы в динамично меняющейся стране. Реформы сказываются на этой возрастной категории тяжелее всего - сегодня 70% семей пенсионеров живут за чертой бедности, число самоубийств среди этой возрастной группы значительно превышает средние международные показатели.

Главной причиной такой геронтофобной ситуации в России является стремление модернизироваться в краткие сроки. В подобных условиях межпоколенческие взаимоотношения обычно отличаются особой напряжённостью - являясь силой, особенно активно противодействующей масштабным изменениям в силу как объективных (в новой ситуации пожилым людям сложнее воспользоваться её преимуществами, в то время как отрицательные стороны изменений сказываются на них сильнее), так и субъективных причин (стремление к стабильности, критическое отношение к радикальным мерам и т.д.), пожилые люди ассоциируются с «негативным» прошлым, преградой на пути модернизации. В этих условиях особенно значимой становится поддержка пожилых людей методами социальной политики как способ ухода от риска межпоколенческих конфликтов, фактор их интеграции в общество.


Авторы: Д. Дудин, А. Смолькин

Источник: Материалы конференции

Hа правах рекламы

Наши партнёры

Полезные ссылки

В России

Льготы на капремонт. Почему не все смогли получить компенсацию

http://www.chel.aif.ru/society/Housing/lgoty_na_kapremont_pochemu_ne_vse_smogli_poluchit_kompensaciyu

С 1 июля этого года в Зауралье будет введена компенсация за капитальный ремонт пожилым гражданам старше 70 лет

http://kurganobl.ru/content/s-1-iyulya-etogo-goda-v-zaurale-budet-vvedena-kompensaciya-za-kapitalnyy-remont-pozhilym

Депутаты соглашаются на льготы в оплате взносов на капремонт старикам от 70 и 80 лет

http://kaliningradlive.com/24032016-23750
За рубежом

That extra 30 years of life can make you rich — or poor

Финансовые аспекты долгожительства неоднозначны
http://www.marketwatch.com/story/that-extra-30-years-of-life-can-make-you-rich-or-poor-2016-03-26

Active Aging Expo coming to Englewood April 7

Скоро в районе Денвера состоится выставка по активному старению
http://www.villagerpublishing.com/78293/local-happenings/active-aging-expo-coming-to-englewood-april-7/

Active Aging Tech Can Help 85 Million Americans, Says New CTA Report

Рынок технологий активного старения охватывает 85 миллионов американцев
http://www.businesswire.com/news/home/20160323006575/en/Active-Aging-Tech-85-Million-Americans-CTA