Актуальные материалы

Наши друзья / Анонсы

Подписка на новости Партнерства

На пороге Серебряного века

Мир начал стремительно стареть. Особенно остро этот процесс заметен в развитых странах. Самая сложная ситуация у Японии — самой «старой» страны мира, 23% населения которой составляют пожилые люди. Объем рабочей силы там ежегодно уменьшается на 0,5%, а число людей старше 65 лет увеличивается на 0,6%. Впрочем, в Европе ситуация ненамного лучше.

Пока непосредственной реакцией государств стало постепенное повышение пенсионного возраста (до 68 лет). Между тем очевидно, что в связи с массовым старением населения в пересмотре и трансформации нуждается сама концепция западного развития. Так, по признанию журнала Economist, одним из основных локомотивов экономического роста в недалеком будущем станет развитие фармацевтики и самых разнообразных медицинских технологий, связанных с поддержанием здоровья. Мейнстримные направления очевидны уже сейчас — это борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями, раком и возрастными недугами вроде болезни Альцгеймера. Преуспеть в соревновании пенсионеров смогут те страны, которые раньше и лучше других адаптируются к новым условиям.

Из пирамиды в прямоугольник

Причиной массового старения населения во второй половине XX века стало не только снижение темпов рождаемости, но и увеличение сроков жизни благодаря невиданному ранее технологическому прогрессу человеческой цивилизации. Прорывные открытия в области медицины сделали диагностику и терапию старческих заболеваний в разы эффективнее. Инновации в области сельского хозяйства ликвидировали угрозу голода в развитых и в большинстве развивающихся стран. Урбанизация населения (в том числе пожилого) сделала медицинские и социальные услуги более доступными. В результате только за период с 1970-го по 2004 год срок жизни пожилых людей в развитых странах увеличился на 6–13 лет. А процент людей, доживающих до 60-летнего возраста, за вторую половину XX века вырос с 46 до 76%.

Гуманисты и защитники прав человека рассматривают увеличение продолжительности жизни как несомненное благо — однако экономисты уже хватаются за голову. Прежде всего потому, что рост числа пожилых людей меняет традиционную демографическую модель населения, под которую заточена вся современная структура экономики. Этот рост происходит слишком быстро (в 2007 году число пожилых людей росло на 870 тыс. человек в месяц, а в 2017-м темпы роста достигнут 2 млн), значительно обгоняя динамику роста молодежи. Так, по данным исследования компании Accenture и Oxford Economics, в Великобритании число людей в возрасте 60 лет и старше, как ожидают, к 2020 году увеличится на 17%, а количество людей до 16 лет вырастет только на 7%. В США прогнозируют рост числа лиц пенсионного возраста на 32% к 2020 году, а численность молодых увеличится только на 7%. По расчетам, уже к концу второй декады XXI века впервые в истории число пожилых людей в мире превысит число детей. В результате демографическая пирамида превращается в прямоугольник, что, в свою очередь, чревато серьезными проблемами для экономики стареющих стран.

Главная из этих проблем связана с кризисом системы пенсионного обеспечения. Появившиеся изначально в наиболее развитых странах, к середине XX века они превратились в непременный атрибут любого уважающего себя государства. Их число резко возросло: если до Второй мировой войны пенсионные системы были в 33 странах, то к 1970 году количество подобных государств утроилось, а к 2004-му выросло в пять раз. И сейчас из-за роста продолжительности жизни населения нагрузка на эти системы серьезно возрастает. Так, в Италии — самой «старой» стране Евросоюза — пенсионные расходы в 2004 году уже достигли 14,6% ВВП, а в Германии — 13,2. В среднем по ЕС эта цифра составляет порядка 12,2% ВВП и 46% всех выплат, связанных с социальным обеспечением. И доля пенсионных расходов в структуре ВВП будет лишь возрастать. В Италии, Германии, Франции и Швеции средние пенсии ниже зарплат всего на 10–30%. При этом в той же Германии соотношение пожилых на каждые 100 человек в трудоспособном возрасте, выросшее с 16% в 1956 году до 29% в 2006-м, к 2056 году может составить уже 60%.

Если подобная динамика сохранится, то, предрекают экономисты, уже к 2040 году соотношение людей до 19 лет и пожилых граждан к людям трудоспособного возраста в европейских странах вырастет до 80–90% (сейчас 60–70%). Причем рост этот будет достигнут именно благодаря увеличению числа пенсионеров — из-за низкого уровня фертильности динамика роста доли молодежи будет либо нулевой, либо отрицательной. И вряд ли эта немногочисленная молодежь сможет вынести ношу пенсионного обеспечения нового поколения пожилых людей.

Мигранты не решение

На сегодня у экономистов и социологов пока нет готового рецепта решения этой проблемы. По мнению некоторых, выходом может стать стимулирование притока молодых мигрантов из стран третьего мира, которые, интегрировавшись в местное сообщество, смогут решить проблему нехватки рабочих рук. Ряд стран уже запустили программы импорта нужных мигрантов. Например, власти Португалии выделили деньги на переобучение мигрантов из стран Восточной Европы, получивших на родине медицинское образование, для того чтобы они могли работать в местной системе здравоохранения. Даже Япония — столь закрытая для иностранцев страна — начала менять политику в области миграции. Японцы уже начали программу импорта младшего медицинского персонала из Юго-Восточной Азии и вообще намерены принять новые законы, упрощающие трудовую миграцию.

Стимулирование миграционных потоков в прежние времена действительно было традиционным способом решения демографического дисбаланса, однако в данном случае оно вряд ли поможет. Прежде всего потому, что Европе придется импортировать лишь мигрантов с низкой способностью к интеграции. Ведь восполнить потери населения за счет относительно близких по культуре восточноевропейских мигрантов уже не получится. Уровень фертильности в Восточной Европе, по данным на 2008 год, был даже ниже, чем в Западной (Болгария — 1,4, Венгрия и Польша — 1,3 а Чехия и вовсе 1,2), а большинство молодого населения, например, Латвии уже давно живет в Западной Европе. Мигрантов из Юго-Восточной Азии, всегда считавшихся спокойными и законопослушными, будут разбирать Япония, Южная Корея и даже Китай, где к 2040 году соотношение пожилых людей к населению от 20 до 65 лет достигнет 40% (превысив втрое показатель этого года). Единственными возможными для импорта мигрантами будут африканцы (так, в Уганде уровень фертильности — 6,8, в Кении — 4,7). Однако увеличение их притока в ЕС (особенно на фоне того, что Европа недавно признала крах политики мультикультурности) способно дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в европейских государствах.

Стимулирование миграции не станет решением демографической проблемы еще и потому, что приезжать в страны ЕС будут и пожилые люди, которые захотят отправиться за рубеж, чтобы получить достойную старость. Здесь, вероятно, будет два больших тренда, в зависимости от здоровья и самочувствия. Наиболее здоровые будут направляться с севера на юг, желая дожить свои дни поближе к теплым берегам, — в Испанию, Португалию, Италию, Калифорнию. Подобный феномен миграции уже существует, и с увеличением числа пожилых людей в североевропейских странах будет лишь усиливаться. Те же из них, чье здоровье в старости будет не очень хорошим, отправятся поближе не к теплым морям, а к хорошим больницам и системам социального обеспечения. Специалисты из Economist Intelligence Unit даже составили специальный «индекс смерти», который демонстрирует серьезный отрыв в уровне паллиативной медицины между развитыми и развивающимися странами.

В обоих случаях пожилые мигранты становятся не решением, а частью проблемы для стран-реципиентов. Эти люди будут включены в местные системы здравоохранения и социального обеспечения, еще больше уменьшая показатель числа работающих в соотношении к одному пенсионеру. Дополнительные сложности создаст и низкий уровень интеграционных возможностей приезжих пенсионеров. Многие из них не будут знать языка страны пребывания и в силу своего возраста не смогут его выучить (сейчас подобная проблема возникает в связи с притоком пожилых китайцев в Великобританию). Это, в свою очередь, может привести к социальной напряженности в странах-реципиентах и к дополнительным непрофильным финансовым расходам на системы здравоохранения и образования. В частности, на создание и содержание целых департаментов переводчиков. Да и профильные расходы серьезно возрастут: например, в Великобритании содержание больного раком в последний год его жизни составляет от 21 до 28 тыс. долларов.

При этом сократить финансирование пенсионных и медицинских программ для приезжих, работавших всю жизнь на другое государство, странам-реципиентам будет крайне сложно не только по гуманитарным, но и по политическим причинам. Согласно расчетам ООН, электорат наиболее развитых стран в 2050 году на 42% будет состоять из лиц за 60 (сейчас их доля 28%). А в среднем по миру эта цифра составит 30% против нынешних 17. В этих условиях стоит, скорее, ожидать увеличения общих трат на поддержку пожилых людей, вне зависимости от их происхождения, а также расширения покрытия социальных программ.

Вечно молодой

Более перспективным выходом, по мнению ряда исследователей, станет путь «серебряных экономик». Чтобы сопротивляться процессу и пытаться вернуть прежнюю демографическую структуру, властям стоит попытаться адаптировать экономики своих стран под обслуживание пожилых людей — и тогда они увидят, сколь много преимуществ может предоставить этот новый тип экономики.

Прежде всего, он способен дать стимул для развития целых отраслей, ориентированных на пожилых потребителей, например в области медицины. Международные фармацевтические гиганты уже включились в борьбу за эти отрасли. Концерн Bayer недавно выпустил на рынок новый препарат, препятствующий образованию сгустков крови и тромбозов (явление, напрямую связанное с инфарктами и инсультами), а Novartis в начале 2010 года получил контроль над компанией Alcon для доступа на быстрорастущий офтальмологический рынок. А немецкая Pfizer занялась продукцией из стволовых клеток, нацеленной на борьбу с 20 возрастными болезнями. Большие перспективы открываются и в IT-отрасли, например, в области телемедицины и удаленного контроля за состоянием здоровья. Так, Cisco, Intel, Microsoft; Google и IBM разработали систему электронной передачи данных с глюкометра и контролирующих уровень давления манжет.

При этом бурное развитие получат не только специфические, но и традиционные отрасли IT-индустрии. В частности, MMORPG. Если сейчас эти сетевые онлайн-игры, выполняющие, по мнению их создателей, коммуникативную функцию, в основном ориентированы на молодежь, то в будущем их клиентура будет стареть. Ведь виртуальная реальность — идеальный способ для пожилых людей постоянно оставаться молодыми.

Помимо роста новых производств «серебряная экономика» способна добавить экономике стабильности, создав в ней своего рода подушку безопасности в виде средств частных пенсионных фондов. В период с 1970-го по 2004 год объем этих средств в Канаде вырос с 14 до 50% ВВП, в Великобритании — с 21 до 70%, в США — с 29 до 99%, а в Нидерландах — с 29 до 125%. Эти накопления — идеальные длинные деньги, способные подстраховать экономику на случай новых кризисов.

Решает «серебряная экономика» и главную проблему выпрямления углов демографической трапеции — высокое соотношение пенсионеров и числа работающих. Выходом из ситуации может стать трудоустройство пенсионеров. Если в некоторых странах этот ресурс уже частично используется (так, по данным на 2006 год, в Бразилии уже работало почти 35% всех пожилых мужчин, в Японии — 30%, в США — 20%), то в других — почти нет. В Германии работает лишь 5% пожилых мужчин, в Бельгии — 2,7%, а во Франции всего 1,6%. Создание на рабочих местах условий для пенсионеров, все большее распространение работы через интернет (в частности, создание онлайн-офисов) будет стимулировать пожилых людей с достаточно хорошим самочувствием не уходить с работы по достижении пенсионного возраста. Особенно в тех странах, где ежемесячные пенсионные выплаты значительно ниже среднего уровня заработной платы. По расчетам Accenture и Oxford Economics, за счет стимулирования «серебряной экономики» в США число работающих может увеличиться к 2020 году на 5 млн человек, что обеспечит дополнительный рост ВВП на 2,2%. В Германии это 5 млн рабочих мест и дополнительные 2,1% объема экономики а в Великобритании — 1,3 млн и 2,5% соответственно.

Автор: Геворг Мирзаян
Источник: Эксперт

Hа правах рекламы

Наши партнёры

Полезные ссылки

В России

Льготы на капремонт. Почему не все смогли получить компенсацию

http://www.chel.aif.ru/society/Housing/lgoty_na_kapremont_pochemu_ne_vse_smogli_poluchit_kompensaciyu

С 1 июля этого года в Зауралье будет введена компенсация за капитальный ремонт пожилым гражданам старше 70 лет

http://kurganobl.ru/content/s-1-iyulya-etogo-goda-v-zaurale-budet-vvedena-kompensaciya-za-kapitalnyy-remont-pozhilym

Депутаты соглашаются на льготы в оплате взносов на капремонт старикам от 70 и 80 лет

http://kaliningradlive.com/24032016-23750
За рубежом

That extra 30 years of life can make you rich — or poor

Финансовые аспекты долгожительства неоднозначны
http://www.marketwatch.com/story/that-extra-30-years-of-life-can-make-you-rich-or-poor-2016-03-26

Active Aging Expo coming to Englewood April 7

Скоро в районе Денвера состоится выставка по активному старению
http://www.villagerpublishing.com/78293/local-happenings/active-aging-expo-coming-to-englewood-april-7/

Active Aging Tech Can Help 85 Million Americans, Says New CTA Report

Рынок технологий активного старения охватывает 85 миллионов американцев
http://www.businesswire.com/news/home/20160323006575/en/Active-Aging-Tech-85-Million-Americans-CTA