Актуальные материалы

Наши друзья / Анонсы

Подписка на новости Партнерства

Эксперт: Марш пожилых

И на Западе, и в России старшие поколения становятся одной из доминирующих социальных групп, и это вызов, без адекватного ответа на который бюджеты стран и регионов попросту лопнут. Единственный адекватный ответ – активное привлечение частного капитала в систему обслуживания пожилых людей. «Необходимо принципиально модернизировать сферу обеспечения ухода за пожилыми людьми с учетом расширенного присутствия негосударственного сектора. Потребуется изменить 20-25 законодательных актов, и это будет только начало», – считает президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Михаил Дмитриев.

С тревогой и надеждой

Как подчеркивает заместитель генерального директора НИИ труда и социального страхования Минздрава РФ Валентин Роик, «в государствах Западной Европы доля пожилых людей за последние 50 лет увеличилась с 10 до 20% общей численности населения, к 2020 году она возрастет до 30%, а к 2050-му приблизится к 40%». В этом смысле Россия – типичная страна Старого Света: к 2030 году, по расчетам ООН, пожилые люди составят 23% ее граждан, к 2050-му – 27,7%. «В Петербурге к 2025 году, по самым умеренным прогнозам, доля жителей старшего возраста в структуре населения достигнет 30%», – констатирует эксперт ЦСР «Северо-Запад» Марина Липецкая.

В том, что старение населения – устойчивый долгосрочный тренд, уверены все аналитики. Оценки разнятся в том, хорошо это или плохо. Однако уже понятно, что все социальные обязательства, которые государства берут на себя, будут только расти и инновационный потенциал экономик будет уменьшаться ввиду низких темпов смены поколений. «Западноевропейские экономисты, делающие акцент на этих последствиях, бьют тревогу, которая нарастает по мере увеличения бюджетных дефицитов», – отмечает Липецкая.

Ввиду относительно благополучной ситуации с российским бюджетом беспокойство отечественных экономистов не растет, но присутствует. «В предкризисные благополучные годы регионы расширили свои социальные обязательства, – продолжает Марина Липецкая. – В частности, Петербург построил на бюджетные деньги дома-интернаты, увеличил объем помощи на дому. Только содержание уже построенных объектов и финансирование стартовавших программ для пожилых людей даст прирост расходов на 20-30% в ближайшее десятилетие за счет увеличения численности получателей помощи».

Мнение о позитивном влиянии феномена старения основано на том, что продукты и услуги для пожилых – источник колоссальных доходов. В настоящее время в пенсионный возраст вступают бэби-бумеры, чуть позже к ним присоединятся эхо-бумеры. Каждое новое поколение пенсионеров имеет более активную потребительскую позицию и более высокий уровень накоплений, чем предыдущее. Это открывает возможности как для расширения традиционных рынков (лекарств, медицинских услуг), так и для создания новых – специализированной недвижимости, торговли, туристических, досуговых, финансовых продуктов и многого другого. Часть новых рынков уже и новыми назвать трудно – они открыты около 20 лет назад, другие же только зарождаются. «Будущее – за рынками товаров и услуг, которые позволяют управлять процессами старения: биоинженерией, специальным питанием, „умными“ домами с микроклиматом, способствующим здоровью и долголетию», – прогнозирует Марина Липецкая.

Доходы позволяют

Поскольку в России не то что новейшие, но и условно новые рынки для старших поколений еще не сформированы, перед частным капиталом открываются почти безграничные перспективы. Опрос российских респондентов предпенсионного возраста показал, замечает Михаил Дмитриев, что «у них существует запрос на отдых, путешествия, общение, развлечения, помимо потребностей первого уровня, которые они тоже хотят удовлетворять на уровне, не худшем, чем в период работы». Однако запрос и платежеспособный спрос – разные вещи. Не случайно попытки входа на отечественный рынок западных операторов индустрии senior care (наиболее распространенное название совокупности отраслей, работающих на старшие поколения) единичны. По мнению председателя совета петербургского НП «Объединение компаний индустрии услуг старшему поколению» Натальи Курачевой, «сомнения относительно уровня платежеспособного спроса – один из основных факторов, тормозящих приход инвесторов в нашу индустрию».

Пока есть только косвенные данные, позволяющие оценить объем спроса, и они скорее обнадеживают. «В прошлом году мы проводили примерную оценку возможностей жителей России по покупке квартир, – вспоминает директор Центра социальной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Светлана Мисихина. – Получилось, что в среднем 20% россиян могут приобрести квартиру, в том числе с помощью ипотечного кредита на стандартных условиях, которые для них приемлемы». Людей с доходом свыше 25 тыс. рублей на момент исследования в России насчитывалось в среднем 18%, при этом в Москве – более 50%, в Ленинградской и Московской областях – почти треть населения. На основе этой информации Мисихина делает вывод, что, очевидно, такие доходы позволяют российскому среднему классу ухаживать за пожилыми родственниками или оплачивать подобные услуги для себя при достижении пенсионного возраста.

На ее взгляд, перспективные направления развития рынка – уход на дому за перенесшими тяжелые заболевания пожилыми пациентами, «ясли для пожилых» – популярная на Западе форма полустационаров, а также стационары для людей самого старшего возраста, нуждающихся в очень серьезном уходе. Таких пенсионеров все больше, система социальной защиты не справляется с их обслуживанием, и совершенно ясно, что часть семей готовы платить за уход, если он будет оказан на качественном уровне.

Для тех, кто любит родителей

В России уже появляются частные социальные услуги (услуги сиделок, социальное такси и т.д.), строится специализированная недвижимость – приспособленные к потребностям старшего поколения дома для тех, кто способен жить самостоятельно, и дома ухода – альтернатива государственным интернатам. Правда, признает Наталья Курачева, пока это капля в море. Частные дома, которые уже созданы, – это минимальный уровень и по количеству проектов, и во многих случаях по организации услуг. Во Франции таких домов 6 тыс., в Германии – 10 тыс., а у нас – примерно 1,5 тыс. при несопоставимо большей численности населения.

В Петербурге и Ленинградской области действуют до десяти частных домов проживания, созданных Евангелическо-лютеранской церковью Ингрии и Русской православной церковью, частными компаниями и лицами. «Несколько частных домов предоставляют услуги приемлемого качества по приемлемой цене, то есть от 17-18 тыс. рублей в месяц за проживание одного клиента, – комментирует генеральный директор проектной компании „Пансион“ Александр Сойнов. – И очередь в такие дома составляет от восьми месяцев до полутора лет». Среди них есть и очень дорогие, где проживание стоит 120 тыс. рублей в месяц и более.

В большинстве государственных домов-интернатов созданы коммерческие отделения, услуги которых стоят 1-1,5 тыс. рублей в сутки, но там работает тот же персонал, что и в бесплатных отделениях, используются те же методики. Поэтому многие семьи не готовы отдавать своих родственников в такие отделения, объясняет Сойнов.

Очевидно, что потребность в частных домах велика. «Мы использовали для оценки спроса, который может быть подкреплен деньгами, европейскую методику. В соответствии с ней около 7% населения относится к верхней границе среднего или к высшему классу и готово оплачивать дорогие качественные услуги по полной стоимости, – рассказывает Александр Сойнов. – В Петербурге, где порядка 1,2 млн пожилых людей, может быть создано около 9 тыс. мест в частных домах со стоимостью услуг 40-50 тыс. рублей в месяц». Открытие 10 тыс. мест будет означать увеличение примерно вдвое по сравнению с мощностью действующих сегодня в городе государственных домов. Но эта статистика не учитывает потребности среднеобеспеченных семей, о которых говорила Светлана Мисихина. Они готовы оплачивать услуги современного дома ухода частично.

Деньги идут за человеком

Чтобы удовлетворить спрос со стороны среднего класса, государству необходимо принципиально изменить систему оплаты социальных услуг, оказываемых пожилым людям. Что касается домов-интернатов, то «регионы оплачивают проживание в них граждан, имеющих право бесплатно получать такие услуги, по сметному принципу», поясняет Александр Сойнов. Иными словами, государственным интернатам напрямую компенсируются их расходы. Частные дома в схеме не задействованы.

Участники формирующейся индустрии предлагают производить оплату не расходов, а конечной стоимости услуг, опираясь на принцип «деньги идут за человеком». Если пенсионеру положена от государства определенная сумма на оплату проживания в доме ухода, то он вправе распорядиться ею самостоятельно, в том числе внести в качестве частичной компенсации услуг коммерческого пансиона. Недостающую часть он или его семья оплатят из своих средств. Дома-интернаты, которые много тратят и плохо работают, со временем закроются, не выдержав конкуренции, частные дома получат толчок к развитию.

Однако проблема не только в финансировании работы частных домов, но и в привлечении инвестиций для их строительства. «Поскольку речь идет об очень длинных деньгах, которые направляются в социальную сферу, то инвесторы ждут от государства снижения их рисков», – уверена Наталья Курачева. «Иногда будет достаточно предоставить государственные гарантии по кредитам, – дополняет Александр Сойнов. – Но в целом нужно ставить вопрос о применении полноценных схем государственно-частного партнерства. Внося в проект в качестве своей доли землю, инженерную инфраструктуру или другие активы, государство обеспечивает снижение стоимости услуг частного дома и получает возможность контролировать его цены». Схемы государственно-частного партнерства могут быть разными, например через 10-15 лет объект переходит в госсобственность или государство получает на 10-15 лет определенное количество бесплатных мест в совместно построенном доме.

«Понятно, что российский частный сектор значимую долю расходов в сфере обслуживания пожилых людей готов взять на себя, – резюмирует Михаил Дмитриев. – Но также необходимы перестройка государственной системы социального страхования, создание условий для инвестирования средств, которые аккумулируются в пенсионных фондах». Во всем мире индустрия обслуживания пожилых людей софинансируется государством и бизнесом. Причем чем эффективнее вкладывается государство, тем выше активность частных инвесторов.

Автор: Елена Кром

Источник: Expert.ru

Hа правах рекламы

Наши партнёры

Полезные ссылки

В России

Льготы на капремонт. Почему не все смогли получить компенсацию

http://www.chel.aif.ru/society/Housing/lgoty_na_kapremont_pochemu_ne_vse_smogli_poluchit_kompensaciyu

С 1 июля этого года в Зауралье будет введена компенсация за капитальный ремонт пожилым гражданам старше 70 лет

http://kurganobl.ru/content/s-1-iyulya-etogo-goda-v-zaurale-budet-vvedena-kompensaciya-za-kapitalnyy-remont-pozhilym

Депутаты соглашаются на льготы в оплате взносов на капремонт старикам от 70 и 80 лет

http://kaliningradlive.com/24032016-23750
За рубежом

That extra 30 years of life can make you rich — or poor

Финансовые аспекты долгожительства неоднозначны
http://www.marketwatch.com/story/that-extra-30-years-of-life-can-make-you-rich-or-poor-2016-03-26

Active Aging Expo coming to Englewood April 7

Скоро в районе Денвера состоится выставка по активному старению
http://www.villagerpublishing.com/78293/local-happenings/active-aging-expo-coming-to-englewood-april-7/

Active Aging Tech Can Help 85 Million Americans, Says New CTA Report

Рынок технологий активного старения охватывает 85 миллионов американцев
http://www.businesswire.com/news/home/20160323006575/en/Active-Aging-Tech-85-Million-Americans-CTA